СЕРИЯ ЛОНГРИДОВ ПРО ФЕСТИВАЛИ
Solar Systo Togathering
Когда я впервые поехала на Систо, мне сказали, что моя жизнь изменится
Так все и случилось. Ты берешь билет на самолет, летишь в Питер, думая, что вернешься обратно, буквально недельки через две. Спойлер: никогда. Ты пропадёшь, как и твоя одежда, как и твои деньги в банке… Ну ладно, денег не было. Зато была коллекция интересных и ценных книг, крутейшие ботинки Martins, совместно нажитое и стабильное положение, иллюзорное, как потом оказалось.
Solar Systo Togathering — фестиваль, зародившийся как небольшая психоделик-транс-вечеринка для «своих»,  со временем переросший в самое ожидаемое событие для любителей электронной музыки со всей России.
И таких историй может быть множество. Не всегда ясно, от чего это зависит: от самого человека или от места, в котором он находится. Одно понимаешь точно: жизнь прежней уже точно не будет. Мои попытки оставить движение и вернуться к условной нормальности успешно провалились: фестивальная культура настигала во всём и везде, даже в городе. Снова заманивала в лес.
Знакомство с Систо у всех, кто попадает на фестиваль, проходить по разному. Почему попадают, потому что это трудно назвать иначе. Фестиваль некоммерческий, у него нет спонсоров или же рекламы в соцсетях. На протяжении почти 20-летней истории систо, главным двигателем фестиваля является сарафанное радио. Многие приезжают на сбор всех племен, как волонтеры. Мы, например, строили баню все четыре дня, ну как строили, я сшивала иголкой между собой сукно, чтобы конструкция не расходилась. Попариться удалось только в последний день, когда все уже почти разъехались. Но это был потрясающий опыт, ну во — первых где бы я еще пошила. Во — вторых, я никогда не жила в лесу в палатках так долго. Даже когда систо заканчивается, люди продолжают жить на этом месте еще какое — то время. Те переживания, которые я ощутила ни с чем нельзя сравнить. Systo — это другой мир, после которого сложно вернуться в привычное обывательское русло.

Нельзя сказать точно, что именно и в какой момент повлияло на развитие фестивального движения, так как совпало множество факторов. Одно известно: подобные фестивали вырастают из малого. Из объединения схожих людей, которым комфортно друг с другом, несмотря на разный подход к организации.

Как все начиналось
Корни могут расти откуда угодно. В России многие важные культурные события самого разного происхождения проходят особое преломление, и на выходе всегда получается неповторимый русский стиль.
Нам удалось поговорить с организаторами и участниками фестиваля систо, которые в разные времена вносили и вносят свой вклад в развитие этого события. Первым нашим собеседником будет человек, который отвечает за визуальную составляющую фестиваля систо, ему посчастливилось быть на самом первом туристическом слете. Михаил — свободный художник, дизайнер, в прошлом диджей, с 1995 года играл чиллаут музыку на вертушках.
В 1995 году я узнал о существовании клуба «Тоннель». Первый же поход в клуб влюбил меня в атмосферу андерграунда техно-музыки, там я познакомился с Леной Поповой, с кучей других известных людей. Техно увлекло меня во времена, когда даже драм-н-бейс не существовал как таковой. Может, он и был, но вечеринки не устраивали.

«Контрфорс», «Рейвмонтаж», «Тоннель» и многие другие стали первыми устраивать опен-эйры — выезды на природу с колонками. То на полуразрушенной дамбе, то на бывшем недостроенном электро-экспериментальном заводе. Представьте только: бетонные столбы, плиты вместо крыши, трансформаторные будки, песок с грязью под ногами — и люди вокруг бочек с огнём танцуют. Всё это длилось, как правило, одну ночь.

Позже опен-эйры стали более оформленными: один из впечатляющих — Air Fair в усадьбе Знаменка с приглашённым из Англии диджеем Чарли Холлом. Танцевали в развалинах императорской конюшни из красного кирпича. Двухэтажный особняк с дворами, галереи чугунных столбов — там даже висели ограждения, предупреждающие об опасности. Тогда было и фаер-шоу. Пои ещё не крутили — плевались огнём. Первыми это начали делать питерские художники, которые занимались перформансами (арт-коллектив «Клуб речников»). «Речники» же и организовали первый нелегальный пикник на дамбе. Сначала всё было камерно, затем опены трансформировались и стали проводиться с видеоинсталляциями, проекциями и интересными идеями, чтобы не просто топтаться на полянке, а уже создавать нечто большее.
О том периоде, который упоминает Миша, читай в книге «Рейволюция. Как это было на самом деле» Олега Азелицкого и Кирилла Иванова («Амфора», 2007)
Ещё в Питере какое-то время просуществовал коммерческий, направленный на культуру клуб «Порт». Изначально это было пространство, в котором можно не только музыку послушать, но и лекции, увидеть инсталляции. В качестве промоушена организаторы запустили радиостанцию Порт FM, где играли диджеи. Только музыка и никакой рекламы: транс, чиллаут, всё находило своё время и место.

Клубов открывалось множество: «Баклажан», «Трансформатор», «Нора», «Гора», «Грибоедов», XL, «Мама», «Спартак» (в здании бывшей лютеранской церкви), — было куда сходить потанцевать и провести время. Один клуб закрывался, открывался другой.

Затем всё постепенно угасло. Массовые рейвы в привычном формате и масштабе, как в СКК Юбилейном, в павильонах Ленфильма, в Цирке на Фонтанке, в театре Балтийский дом, в Манеже, в Планетарии или в ТЮЗе, исчезли. Это была целая культура: привозили иностранных музыкантов, которые стояли у истоков мировой электронной музыки, люди одевались интересно.

Первые опены вышли из клубной культуры. Произошло это совершенно случайно: сначала это был небольшой пикник для своих. Клубная тусовка выезжала за город, зная, что там мешать им никто не будет. Сначала это было человек пятьдесят. На следующий год уже несколько сотен. Людей заранее собрали в городе и организовали для них централизованный выезд на природу. Solar Systo Togathering — фестиваль, зародившийся как небольшая психоделик-транс-вечеринка для «своих»,  со временем переросший в самое ожидаемое событие для любителей электронной музыки со всей России.
Опены возникли как часть клубного движения. Именно в клубах раздавались флаеры, иначе было не узнать о том, что планируется выезд: ни интернета, ни телефонов тогда особо не было. Диджей гулял по Невскому проспекту, подходил к человеку, который понравился внешне, и давал ему флаер с информацией. Не всем подряд попадали в руки такие приглашения.
Как все начиналось
Первый фестиваль Systo состоялся в 2004 году
Опены — однодневная история. Люди выбирались кто как мог, тусили в чём приехали, и даже баров не было, если не ошибаюсь. А вот так на несколько дней с палатками — это Systo, чтоб высадиться, пожить пару дней, проснуться в этой атмосфере с птичками. Systo называется туристическим слётом, потому что туда приезжает не только молодёжь: едут семьями, и дети, и пожилые люди. За восемнадцать лет публика, которая ездила туда раньше, выросла: они встретились там, поженились, изменили свою судьбу, у многих дети сейчас.

История началась с того, что друзья и сотрудники клуба Paranormal Phenomena решили устроить пикник на майские праздники. Ничего удивительного в выборе локации нет: в лесу никто не будет мешать, можно включить погромче звук — полная свобода.

Нашли место недалеко от деревни Систо-Палкино, отсюда и название. Понравилось, что можно разместиться условно 500 людям. Сбросили стафф, палатки, и я остался сторожить. Задачей было следить за добром и предупреждать рыбаков, что здесь нельзя оставаться, потому что через три дня приедет несколько сотен человек, и рыбалка и покой окажутся под угрозой. Так прожил два-три дня один. На следующий день смотрю — стоит большая палатка. Думаю, что какие-то рыбаки уже встали, написал для них записку с предупреждением, что тут будет слёт туристов. После приехали волонтёры, а значит, можно разбирать вещи, оформлять инсталляции. Спрашивают про палатку, говорю: «Рыбаки какие-то уже успели поставить». Проходит время, приезжает основная команда, и выясняется, что палатка была наша, а я писал сам себе записки.

Мероприятие прошло успешно и проходит по сей день вот уже 18 лет. Systo с тех пор несколько раз сменил локацию: стало тесно, начали приезжать большие музыканты, захотелось больше площадок, не один только транс, но и live-сцену.

Составляющее хорошего мероприятия — погода. У нас было два-три раза, когда снег падал. Самый мощный Systo был в 2007 году: штормовое предупреждение, шквальный ветер, людей кренит, вода, пурга и снег. Мы надевали на себя всё что было: шапку на шапку, на неё полиэтиленовый пакет, тапки в кеды, кеды в мешки, куртку под куртку. Мы выдержали, выстояли, топили брёвнами костры. Это был особый, непередаваемый опыт.
Фестиваль вобрал меня полностью — это значительная часть моей жизни. Основная моя деятельность тоже с ним связана: буклеты, оформление сайта, билета, путеводитель — карта, сувенирные наклейки, таблички-указатели и много чего ещё создал для визуальной составляющей образа фестиваля. В свободное время рисую логотипы, товарные знаки.

Рисовать начал давно, моё творчество нашло продолжение в фестивальной истории. И это никакой не стиль, рука ведёт сама и само рисуется. Отдалённый образ и композиция есть, а конечной картинки перед глазами нет, потом сам удивляюсь тому, что получилось.

Еще делаю колословы — это узорное письмо, их обнаружил Сергей Иванов — он мастер. Обратился к нему с вопросом, могу ли использовать и распространять знание, на что он ответил: «Берите и развивайте своё виденье». У него тайнопись, а я использую другие шрифты, делаю так, чтобы буквы были узнаваемы. Могу любые имена и слова спрятать в узор, такие колословы можно увидеть на буклетах и афишах для Systo.

Ещё у нашего комьюнити когда-то существовал форум. В его оформлении я тоже участвовал: снабдил пиктограммами функциональные кнопки и разделы. Правда, сейчас форум в зависшем состоянии, но планируется поднять его снова. Там происходило всё взаимодействие между участниками SOJ, он был закрытый, что позволяло людям общаться по своим узким интересам. Поиск попутчиков, билет обменять, решались вопросы по организации, услуги, — своеобразная социальная сеть.

Посмотреть работы Михаила можно здесь ya.ra.svet
SOJ — это комьюнити, которое организовывает много других фестивалей помимо Systo. Организаторская группа, создающая мощные по трудозатратам, невероятные приключения — что людям и нравится начиная с самого путешествия. Первый Space of Joy Festival состоялся летом 2003 года. Это был 25-часовой музыкальный марафон транс-музыки на Крестовском острове, который пересекался с проходившим там же буддистским фестивалем. SOJ проводились в Карелии, Карпатах, Крыму, под Геленджиком в декорациях настоящего киногородка в стиле Бухара, на Алтае, где в горах на берегу Катуни наблюдалось полное солнечное затмение. Добираться туда было тем ещё испытанием: люди отдельно скидывали вещи на грузовик, а сами шли коротким маршрутом около двух часов; машина везла вещи до места проведения по дороге, но дальним путём. Это стоит огромных усилий организаторов: довезти всех людей до места, создать атмосферу, прибраться, после вывезти мусор. Systo — некоммерческий фестиваль, спонсоров нет, средства извне не поступают, всё происходит благодаря общему сбору.
Для меня все проведённые фестивали равноценны, не могу выделить какой-то один год. А выездные SOJ запечатлеваются в памяти намного ярче. Сложно сравнить Карпаты и Алтай с Ленинградской областью, к примеру. Да и не нужно сравнивать, на SOJ своя атмосфера.
Особенность опен-эйров и выездных фестивалей в том, что многих после этого клубная культура практически перестаёт интересовать. После природы идти в стенки не очень хочется, слишком много условностей. Фестиваль дарит ощущение свободы, всегда можно сменить обстановку: уйти в лес, уединиться, или, напротив, легко примкнуть к новой компании, не чувствуя себя стеснённым. Ты можешь находиться в нескольких атмосферах одновременно и получать разнообразный опыт.
Для меня фестиваль имеет несколько разных интерпретаций, одна из которых — это репетиция Апокалипсиса, когда людям надо будет уйти из городов и уметь выстраивать отношения, коммуницировать. У нас огромный опыт в этом — автономно существовать большим коллективом. Музыка — это условность. Solar Systo проходит иногда на местах сражений. Мы смотрим на это так: с помощью фестиваля мы меняем когда-то опечаленное пространство энергией радости, любовью, музыкой. Также важна уборка территории: мы очищаем пространство после себя и стараемся не оставлять след. С каждым годом сознательных людей становится больше, да и в целом публика на Systo позитивная, теплая и добрая. Бывают, конечно, казусы, но на фестивале для этого всегда есть подготовленная команда.
Систо сейчас
ценности фестиваля
Одного из организаторов, с которым нам удалось поговорить о нынешнем Систо, зовут Евгений. Он влился в фестивальное движение в 2009 году. Начинал через друзей, помогал на входе, потом на фестивале делал коммерческие объекты. Познакомился с командой Systo в Крыму на SOJ, начал помогать, и так постепенно попал в основной состав. Среди организаторов нет одного главного — это горизонтальная структура. Основных организаторов трое и все они представляются как «один из».
В первую очередь это единение с природой, оно стало основой почти двадцать лет назад. Во-вторых — создание комфортной среды для наших гостей. Создание атмосферы праздника, разнообразие, свобода от шаблонов, форматов. Тем не менее мы проводим жёсткую модерацию. С одной стороны, Систо — это свобода от рамок, с другой стороны, нами она регулируется. Например, в этом году мы отказали десяти сценам. Выбираем, смотрим, экспериментируем, оцениваем реакцию людей: подходит такая музыка или нет. Из ценностей можно было бы назвать экологическую миссию, хоть «Систо» и не чисто экологический фестиваль. Мы убираем весь мусор с локации каждый год и перед фестивалем, и после него.
Systo — туристический слёт, который объединяет в себе сообщество Петербурга. Как нас написано «Сбор племён» — так оно и есть. Это традиционно первый фестиваль, который открывает сезон, раскрывает путь в лето, и после него люди разбредаются дальше по другим фестивалям. Многие фестивали родились на Systo, многие их организаторы участвовали в первых наших мероприятиях.

Если говорить про те фестивали, которые проводятся ежегодно, беспрерывно, то Systo в данном формате самый старый. Некоторые лейблы, такие как ChillOutPlanet или Aerodance, конечно, старше, но никто подряд 18 лет не проводил фестивали. Систо проводится с 2004 года без пропусков.
Лесные фестивали как феномен
что заставляет организаторов создавать фестивали, а людей каждый год выбираться на них.
Большинство аудитории Systo - путешественники, которые ездят по миру, по России. Рюкзак для них главный друг. За зиму у многих возникает ломка, с февраля-марта начинают думать о Систо, в апреле наша аудитория уже кипит в городе и желает быстрее выбраться в лес. Потребность людей в таких мероприятиях вырабатывается за тот период, пока люди сидят в квартирах или отдыхают на Гоа. Если рассматривать музыку, многие наши гости не ходят в клубы и слушают её исключительно на фестивалях, для них музыка под открытым небом, танцы, сообщество людей вокруг — это своя культура. В городе такого эффекта не добьёшься. Во-первых, это свежий воздух, жизнь на природе, ночёвки в палатках, костёр — это большой поход, только с музыкой. В городе я пока не представляю таких мест, разве что roof place с видом, но это всё равно не то. Опять же, многообразие: городская среда не может сочетать в себе такое количество людей, сцен, маленьких объектов, — это отдельная планета.
Уникальность Систо в том, что это слёт костяка — людей, которые ездят давно, — и попасть туда не так просто, так как внутри и вовне комьюнити нет рекламы и нет открытой продажи билетов. Это не закрытая вечеринка, а скорее достаточно ограниченная аудитория, наработанная годами, тусовка «для своих», благодаря которой фестиваль не потерял с годами своей камерности. Она и создаёт некий фестивальный дух, атмосферу комфортного пребывания, взаимовыручки. В этом году на фестивале собралось рекордное количество посетителей: шесть с половиной тысяч человек. Тем не менее большинство были своими людьми — это означает то, что люди друг друга контролируют, поддерживается атмосфера как в одном большом лагере. Если на Систо приедет ещё столько же человек сверху, а с возможностями организаторов и известностью фестиваля в определённых кругах это легко реализуемо, то потеряются тонкая грань и атмосфера. Организаторы сознательно от этого отказываются и не хотят расширяться только из-за этого. Если приедет много людей, они будут вести себя по-новому, внедрять свои правила — исчезнет то, что называют духом Systo. А какой он? Он для каждого свой.
На фестиваль каждый едет за своим: кто-то приезжает за музыкой, кто-то вообще из лагеря не выходит, ему не нужен фестиваль: для него кайф в палатке пожить. Каждый сам творит свою атмосферу. Одни проводят лекции, мастер-классы и чайные церемонии, создают кинотеатр и показывают волшебные фильмы, другие организуют детский сад, здравницу или гадают на картах и предсказывают судьбу. Все, кто пребывает на Систо, стараются привнести что-то своё в общее действо. Фестиваль Systo такой не один. Эта концепция частично отображена и в Burning Man, и бардовских грушинских фестивалях, куда приезжают люди, которые интересуются определённой тематикой. В целом в Питере как-то так зародилось, что есть фестивали, а есть Systo. И это как раз за счёт его олдовости.
В целом в Питере как-то так зародилось, что есть фестивали, а есть Systo.
Составляющие хорошего фестиваля
Или как понять, что фестиваль прошел успешно
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Systo почти всегда хорош. На первом месте — успех атмосферный, музыкальный. Как выступили наши музыканты, как отреагировали на них гости, какая в целом создалась атмосфера на фестивале. Даже в 2017 году, когда пошёл снег и мы влетели на миллион, многие говорили, что это супер «Систо», а снег — лучший перформанс. Эти два показателя друг от друга никак не зависят. Можно сделать финансово успешное мероприятие и получить кучу негативных отзывов, а можно, наоборот, влететь и все будут довольны.

Также хороший Систо, когда подводишь итоги (я не буду кривить душой), — это финансовые показатели. Мы не из тех организаторов, которые делают не за деньги, потому что много раз влетали на этом событии, оставались с долгами. На сегодняшний день все иллюзии про то, что мы делаем это не ради денег, мы откинули. Понятно, что во многом финансы не первостепенны. Иначе мы бы давно продали рекламные места, начали бы коммерциализировать подход, но тем не менее это важная составляющая любого фестиваля, поэтому на втором месте финансовый успех.

Третий немаловажный фактор — как сработала команда, как отработали привычные моменты, как решили трудности, с которыми вновь столкнулись. Мы готовим каждый год отчеты, подводим итоги, смотрим, где у нас слабые и сильные места. Стараемся учиться на своих ошибках и год от года их исправлять. Но все равно ошибки ещё остаются. Некоторые вещи повторяются из года в год, и эту сансару никак не преодолеть.
Непредвиденные обстоятельства
сложности, с которыми может столкнуться организАтор
Трудности бывают погодного характера. Например, в сентябре, когда мы вынужденно перенесли Systo из-за пандемии, нас накрыл шквальный ветер и ливень. За три дня до фестиваля стало понятно, что нам невозможно провестись на берегу. Нечеловеческими усилиями мы за ночь перенесли основную сцену в лес, сместили всю логистику фестиваля в эту непогоду. Непогода — одна из главных трудностей выездных фестивалей. К ней всегда надо готовиться, она может испортить впечатление гостей. Если бы в этом году не было солнечной субботы, то, я думаю, часть гостей была бы не очень довольна фестивалем. Вторые трудности — работа с властями, она всегда приносит сюрпризы, особенно в наши времена повсеместных запретов. Здесь у нас было много историй, но вот уже четыре года, как мы официально согласовали наш фестиваль во всех инстанциях и не испытываем проблем.

В этом году, несмотря на коронавирусную ситуацию, фестиваль состоялся. В понедельник пришла новость от губернатора о запрете на массовые мероприятия. Но, так как у нас в стране много бюрократии, от момента, пока губернатор что-то сказал, до момента выпуска официальных документов должно пройти не одно собрание контролирующего органа, на основании которых фестиваль могли бы закрыть. Но этого всего не случилось. Можно сказать, что нам в этом году повезло. Сентябрь был чётко спланирован, и все приблизительно понимали, когда закончатся ограничения. С этим вирусом каждому организатору тяжело планировать, теперь никто не уверен на 100%, что фестиваль состоится.
Раньше, до 2017 года, у организаторов фестиваля были постоянные контры с властями.
8 мая 2015 года фестиваль электронной музыки Solar Sisto в Тихвинском районе Ленинградской области оказался под угрозой срыва из-за недопонимания организаторов опен-эйра и районной администрации.
Фестиваль должен был пройти с 7 по 11 мая у деревни Лихачево у озера Глубокого и на озерах Светленьких. Вечером в среду, 6 мая, организаторов, приехавших на место проведения фестиваля, встретил наряд полиции и глава Тихвинского городского поселения Александр Лазаревич.

В Тихвинском районе вообще была «война»: было запрещено проведение мероприятия, поскольку оно не было согласовано с местной администрацией. ОМОН блокировал въезд. Главного организатора судили, но так как мероприятие некоммерческое, суд признал действия администрации незаконными и Systo-2015 тогда всё-таки состоялся. Фестиваль провели с большими трудностями и финансовыми потерями, все нервы там оставили. В том году мы еще не обладали таким опытом взаимодействия с властями. Сейчас мы составляем все необходимые документы, заранее получаем все нужные разрешения, отправляем во все инстанции уведомления, не боимся согласовывать фестиваль на самом верху.

Это связано с переходным этапом. Раньше, до 2015-го, мы старались спрятать Systo в лесах ото всех, быть вне системы, не показываться лишний раз. У комьюнити социальные сети были слабо развиты, вся информация передавалась на форумах или по сарафанному радио.

Сейчас другое время, фестиваль вырос, гости тоже подросли, появились другие ценности, многие приезжают семьями. Systo движется к ЗОЖ-событию и становится больше похоже на оздоровительный детский лагерь. Пьяного барагоза стало меньше: нагрузка на медпункт лет семь назад была колоссальная, а сейчас буквально два-три микрослучая за весь фестиваль. Несмотря на это, медбригада подготовлена на маленькую партизанскую войну, у них есть все медикаменты, чуть ли не операционный стол. Медпункт рос с фестивалем. Сначала была девочка с сумочкой, которая бегала по фестивалю и давала анальгин, а теперь это целый полностью укомплектованный полевой госпиталь, где около пятнадцати человек трудятся посменно. Неадекватных людей на фестивале с каждым годом меньше: всем известно, как один такой человек может подпортить жизнь многим.


Мы родились в другом государстве и не можем мечтать об анклавах, как в датской Христиании. В разные годы были мысли, чтобы взять свою территорию и на ней закрепиться, но фестиваль Systo — это песочный замок, который за две недели строится и две недели разбирается ради трёх дней и двух главных ночей — и эти моменты находятся вне времени, ими люди приезжают насладиться раз в год. И в этом и есть ценность! Если люди будут приезжать каждую неделю, для них это перестанет быть волшебством, превратится в рутину, наскучит. В целом, со временем и Систо для некоторых людей становится скучным, идёт естественная ротация людей, поколений. Кто-то лет десять не ездил, а в этом году приехал, таких в этот раз было много.

Мы решили: не будем где-то оседать, а наоборот будем путешествовать. Надеемся, что и вторая часть наших фестивалей возродится со временем. Изначально мы проводились два раза за год, Systo открывал сезон, а потом был SOJ: Алтай, Карелия, Карпаты Крым — фестиваль-цыган, который перемещался каждый год в разные места. Последний крупный SOJ был в 2015 на мысе Айя в Крыму, так как там осела большая часть команды, но в последние годы провестись не удавалось. Мы надеялись вернуться на Алтай в прошлом году, запланировали, объявили о мероприятии, начали сбор средств, но столкнулись с неожиданной для себя проблемой: местное население оказалось против проведения фестиваля, начали писать петиции. Они не готовы делиться своими сакральными местами, но, думаю, есть и другие причины, мы их до конца не разгадали. Потом подошла пандемия и стало понятно, что окунаться в этот омут совершенно ни к чему. Мы планируем что-то на будущий год, решили сделать перерыв из-за сложной обстановки.

Организовать выездной фестиваль гораздо труднее: ты уезжаешь в местность, которая тебе незнакома, приходится делать всё заново. Перед этим проводим экспедиции, на Алтай их было три. Место для Систо так же находилось: Тихвин, залив, объездили всю Ленобласть почти, но со временем стало тяжело запихать такую махину.

Фестиваль Systo — это песочный замок, который за две недели строится и две недели разбирается ради трёх дней и двух главных ночей — и эти моменты находятся вне времени, ими люди приезжают насладиться раз в год. И в этом и есть ценность. Если люди будут приезжать каждую неделю, для них это перестанет быть волшебством, превратится в рутину, наскучит.
Факторы
или как сделать так, чтобы волшебство случилось
Места организаторы стараются выбирать глухие, подальше от любых населённых пунктов: электронная музыка громкая, и чем меньше контактов с властями и местными, тем лучше.
Инфраструктура волшебного города тщательно продумывается: ландшафт, водоём, полянки, дороги, место для парковки. Это самое важное, о чем должны позаботиться организаторы: на фестивале тысячи машин, и они где-то должны размещаться. Нельзя просто взять озеро и натолкать всех туда, это вопросы безопасности и всего на свете.

С водоёмами тоже не так просто: озеро вроде классное, приезжаешь — а оно всё в камышах, заросшее, полянок в лесу нет. Чтобы такого не случилось, организаторы заранее проводят экспедиции, выезжают на локацию за несколько недель до фестиваля и оборудуют площадку: строят сцены, украшают лес инсталляциями и арт-объектами, выкапывают ямы для общественных туалетов.

Найти идеальную площадку для фестиваля не так просто, это целый квест, но в последние годы «Систо» проводился на одном и том же месте. Когда фестиваль какое-то время располагался на Высокинском, было давление от аудитории, что локация уже наскучила, но место на заливе, которое есть сейчас, еще не исчерпало свой потенциал, и у организаторов есть идеи, как его можно использовать и модернизировать. Возможно, ради того, чтобы обновить эмоции посетителям, организаторы решат перевезти фестиваль. Но, по традиции, эта информация будет храниться в тайне до конца.

Коротко о главном
КАК УСТРОЕН sYSTO
Systo, особенно ночью — небольшой сказочный город, где все группируется вокруг главных сцен. Этот город состоит из множества локаций, есть даже указатели, чтобы добраться туда, куда хочешь попасть. В основе всего стоят несколько музыкальных площадок, на каждой из которых свой стиль, своя музыка, свои танцы и свои зрители. На фестивале, кроме музыки, есть множество мест, где можно надолго залипнуть, галереи флуоресцентных столбов, завораживающие полотна, инсталляции и арт — объекты.

На Систо происходит много всего одновременно: ты можешь заниматься йогой, питаться в «Космических яйцах», обучаться искусству трайбл танцев или просто сидеть у костра и задушевно говорить с незнакомцем. В это и есть суть Systo, что все надуманные рамки рушатся, здесь можно расслабиться и быть собой, находиться в моменте и наслаждаться праздником.
Основная сцена — мейн, психоделик транс — она сердце фестиваля, на этой музыке всё и построилось когда-то. Фестиваль основали приверженцы транс-музыки, и большую часть внимания отдают именно в нее. Основная, живая или live-сцена «Голосистая». Мейн с трансом — сердце, духовный лидер, а «Голосистая» — локомотив. Лет семь назад организаторы «Систо» решили создать новую сцену и перейти на живую музыку, так на рейвах появилась живая инструментальная музыка. С годами направление стало прогрессировать, появилось много новых коллективов, которые сочетали психодел-музыку и инструменты. На сегодняшний день оно представлено на многих фестивалях. Два столба «Систо», транс и живая музыка, — это то, что было всегда и будет всегда, как бы ни просила общественность о смене форматов. Также на «Систо» представлено крупнейшее сообщество нойз-музыки. Нойз-сцену «Гудельная», можно узнать по разносящимся по лесу вибрациям и трансцендентальному гулу. Своеобразная музыка: не каждый её слушает и понимает, вокруг нее собирается большое племя, около пятисот человек. В последнее время закрепилась басистая сцена, басс-направление электронной музыки в тренде, на волне. Остальные сцены — ежегодный эксперимент, публика знакомится, а организаторы смотрят, как она реагирует, нравится или нет, есть ли развитие в этом направлении. Помимо четырёх основных в этом году было четыре дополнительных. Это постоянный взаимообмен.
Мы как организаторы, слишком придирчивые. Нам нужно, чтобы все факторы сошлись, все требования по локациям и объектам были выполнены. Мы не выбираем объекты и не спонсируем, как, например, на Burning Man, фактически работаем с теми, с кем нам приятно работать и кто готов нас терпеть. Работать с олдовым фестивалем тяжело, мы ребята достаточно ортодоксальные.
Из жизни фестиваля
боль и радость организатора
Вход на Systo в первые годы был бесплатным, потом еще пару лет стоимость билета была чисто символической. Сейчас на фестивале есть оргвзнос, начиная с объявления о том, что он состоится, и вплоть до входа. Многие не понимают почему у нас оргвзнос, а не билет. Так было изначально придумано, и мы остались на этой волне. Когда ты покупаешь билет на фестиваль, то фестиваль становиться сразу тебе что-то должен, ты становишься потребителем. Оргвзнос же делает всех соучастниками происходящего, все складываются и праздник получается общими силами. Несмотря на то, что фестиваль считается некоммерческим, он ничуть не уступает по эмоциональному наполнению коллегам — коммерческим фестивалям типа «Дикой Мяты». Есть такая простая математика: концерт в питерском клубе стоит 300 р., а на Систо ты можешь посетить пятьсот концертов за три дня в лесу. Как и раньше, мероприятие хочет оставаться лоу-костом, чтобы быть доступным. Для этого существует даже френдли-прайс: человек может купить себе билет дешевле, если как-то причастен к движению. Если ты что-то делаешь полезное, у тебя есть какие-то друзья, которые тоже что-то умеют, можно купить билет по скидке. Но такой подход плодит огромное количество вписок, в этом году их число было запредельным. С таким явлением организатор может бороться, но по сути ничего сделать не способен. Такие фестивали, как Solar Systo, происходят по всему миру и проводятся по шаблону лесных рейвов. Лет тридцать назад внутри сообщества было негласное правило, что половина гостей должна быть бесплатно, а половина по билетам, одна половина делает фестиваль для другой половины. И у Систо этот баланс примерно сохранялся, но это не повод попадать туда на халяву. Каждый год организаторы пытаются усложнять жизнь халявщикам. Если раньше все ходили по лесам, вокруг, то сейчас часть халявщиков проникает по впискам, придумывает различные ухищрения.
Обмануть организатора достаточно тяжело, особенно когда за плечами многолетний опыт проведения подобных мероприятий — все пробелы видны. Бывает, вписываются по тридцать человек в проект делать арт-объект или фаерщики. Вписываются много, а делают мало. Это главная проблема организатора. У Burning Man в этом плане идеальная структура, когда каждый участник покупает билет, вносит оргвзнос. Там скидываются все, даже организаторы, к чему и стремится команда Систо, а значит, изменениям в этом плане скоро быть. Если ты отдаёшь часть себя, строишь, помогаешь, достаточно просто предложить свой проект — и ты в любом случае попадешь на фестиваль, главное вписаться в формат. На волонтёрах и волонтёрском движении частично и строится фестиваль. В какой-то момент это понятие разделилось. Сейчас на Систо есть команда основных, с десяток, и в целом около ста волонтеров. Кому-то организаторы помогают финансово, оплачивают дорогу, но это уже не волонтёр, а член коллектива. Волонтёр — это тот, с кем знакомишься в первый раз. Для более молодых фестивалей такие ребята — это локомотив, а Систо создается сообществом своих людей, которым кайфово приезжать и отдавать часть себя за неделю, за две до начала фестиваля. Для них этот тимбилдинг — часть их жизней, часть общения. Приглашаешь человек 50 волонтёров, из них работает десять, а едят все, поэтому их лучше привлекать только на те позиции, где они действительно нужны. Обычно заявок на волонтёрство приходит около 400 штук, большинство людей не получают ответа, так как такое количество невозможно обработать. Всё происходит выборочно, случайно и в первую очередь по сарафанному радио. В списки попадают те люди, которые в прошлые годы показали себя с лучшей стороны или те, кто пишет, что обладает супер-навыками.
Икарушка — один из музыкантов-завсегдатаев, можно сказать, один из команды. С Петром я близко познакомился в Тихвине в 2016 году. У нас был пожар: достаточно серьёзное возгорание в двух километрах от фестиваля, стояла очень сухая ветреная погода — загорелся лес. Мы пытались тушить своими силами в ожидании спецтехники и пожарных. И в какой-то момент загорелась верхушка сосны, а когда разгорается верх, пожар становится верховым — страшное дело. Все подприсели, не зная, что делать, перебирая варианты эвакуации людей. Пожар мог разнестись в течение часа и дойти до отдыхающих. Тут вижу: бежит Петя Икарушка с матюками: «Чё расселись?» Берёт бензопилу, рубит горящую сосну. Команда воодушевляется и продолжает тушение подручными средствами — и, как только мы закончили, приехал трактор-грейдер и всё стало спокойно. Петя мощный человек, много лет прожил в Китае, у него свой невероятный опыт, мы его очень любим и надеемся, что его творчество будет продолжаться.
Про музыку на Systo
Systo начинался как псайтранс-фестиваль с основным танцполом и чилаутом. С годами приходили разные жанры психоделической музыки, теперь его уже нельзя назвать чисто трансерским мероприятием.
До 2011 года на Systo были яркие танцпольные лайнапы, приезжало много европейцев, финская делегация. Лайнап был длинный и наполовину состоял из иностранцев. После организаторы сделали поворот в сторону живой сцены, пригласили британский коллектив легенд space-рока — Ozric Tentacles. Это был первый опыт, когда организаторы работали с серьёзной группой, для них даже пришлось проводить концерт в Питере. На «Систо» каждый год приезжают европейские музыканты, сейчас где-то четыре-пять.

2021 не самое просто время для всего фестивального движения, и не только в России. Организаторам Systo, в условиях пандемии, удалось позвать зарубежных гостей, несмотря на множество трудностей, тестов, ограничений, важно было сделать прорыв и показать, что иностранные музыканты есть и они могут доехать. Это были сербы — братья-славяне, с ними проще всего. В этом году пригласили достаточно известную группу «Грот», потому что они созвучны с Systo. Зал невероятно реагировал, хоть и не всё получилось с первого раза.

На фестивале за всё время выступало огромное количество живых исполнителей. Кого только не было в лайнапе: НОМ, Женя Любич, Samosad Band, Рома ВПР, Markscheider Kunst - экспериментальная музыка, которая сочетается с лесом, с «Голосистой» сценой. Организаторы не гонятся за именами: гонорары шоу-бизнеса им не потянуть и в игру эту играть они не хотят, но стараются работать с теми, кто готов ехать на лояльных условиях.

Организаторов часто просят привезти довольно известный коллектив СПБЧ, но на это, но на это нужен большой бюджет, а таких денег у комьюнити нет. У каждой группы есть такая политика, что они едут на фестиваль играть не совсем за деньги. Они всё равно получают свой гонорар в зависимости от своих потребностей, но это не те гонорары, которые они получают в обычном режиме. Потому что групп много, бюджет один на всех, и нельзя делать перегибы в сторону кого-то. Много раз так получалось, что кто-то просто не может добраться до Systo. Например, солист «АукцЫона» не может доехать уже лет десять, несмотря на плотные знакомства, потому что в даты фестиваля находится в Израиле. Одно важное условие, которое должно произойти, чтобы выступление артиста состоялось — быть созвучными. Просто пригласить звёздные имена на сцену мало, это не даст того эффекта, который существует на Систо.
О вас говорят
Систо - трансформационный фестиваль?
Если честно, мне не нравится слово «трансформационный», и я не знаю кто его придумал. Никаких трансформаций на Systo с людьми не происходит — это очень динамичный фест. Переродиться, перевоплотиться, трансформироваться за один фестиваль вряд ли у кого-то получается, Systo скорее даёт толчок к изменениям. Попадаешь в альтернативное окружение, альтернативную реальность, смотришь на мир иначе. Не могу сказать, что мы кого-то трансформируем, цели такой, по крайней мере, нет. Наша цель в первую очередь музыка, во вторую — природа. Если бы Систо был трансформационным фестивалем, то была бы какая-то концепция, какая-то идеология, а её нет. Вернее, есть, но она не афишируется, и её тяжело описать словами. На Systo нет каких-то требований или запретов, по типу «не есть мясо и не курить». И это не собрание йогов и просветленных. Слово «трансформационный» ближе к эзотерике, а здесь царит относительная свобода: можешь быть таким, каким хочешь.
Мы работаем над культурой пребывания на фестивале, а не потребления. В один момент было решено убрать бар, и стало видно, как событие стало трезвее. Ментально такие вещи взаимосвязаны: как организатор идешь на этот шаг, убираешь бар, который сам же делаешь, и событие становится трезвее, точки перестают левачить. В этом году фестиваль был самым трезвым, в сравнении с прошлыми мероприятиями. Все всё выпили по приезду в первую ночь, и из-за пробок на дороге за пивком больше не съездишь, только если звать кого-то нового из города. Систо не совсем про алкоголь, поэтому было решено пока не взаимодействовать с этой энергией, и потом, она не такая простая, как кажется. Не всегда это так — поставил бар и заработал кучу денег. Проблем от пьяного Систо может быть больше.
Планы на будущее
что ждет Systo дальше
Systo как домашний питомец, которому уже 18 лет. У него есть свои хорошие и вредные привычки, своё настроение. Некий одушевлённый предмет, который диктует свои правила, какие-то вещи повторяются, какие-то хочешь внедрить, а пространство тебе говорит, что этого не произойдёт. Очень много вещей на «Систо» складываются путём безумного сочетания случайностей.
Главные планы: провести двадцатый юбилейный фестиваль, не распадаться и продолжать жить дальше.
Многие вещи на Systo выруливаются в последние минуты, невероятным переплетением людей и событий. Это такая фестивальная магия: когда нужна рулетка, оборачиваешься — она на пне лежит. Нужно встретить португальского музыканта, который опаздывает из-за того, что самолёт задержали — каким-то чудом ему удается приехать за три минуты до своего сета и попасть в текущий лайнап. Был такой случай, когда финскую группу Hidria Spacefolk не пропускали на границе, потому что у них был просрочен выезд. Организаторам пришлось звонить и уговаривать посольство и Министерство культуры, и финну удаётся приехать. Иногда на фестиваль сваливаются большие бонусы как раз-таки из-за случайностей и магичности. Я работал в городских событиях на подряде в бизнесе, там такой магии нет.

Это еще одна отличительная особенность Систо: всё получается, и фестиваль сам помогает в чём-то. Здесь мы это чувствуем и пытаемся оберегать этого домашнего питомца. Если у него есть какие-то привычки — значит, их оставлять и внедрять что-то новое. В будущем возможно мы попытаемся внедрить больше автоматизации и, так сказать, киберпанка. Пока они тяжеловато кладутся в лес.

Интернета на Систо раньше не было, теперь же многие сидят у костра и выкладывают сториз. Мы даже думали написать приложение, сделать электронный лайнап, но в итоге, когда приезжаешь в лес, тебе все это становится не нужно — и большинству аудитории не нужны телефоны, хочется отдохнуть на природе от городской суеты, лайков, сториз. В это и упирается диджитализация в развлекательном плане. В ближайшее время попробуем внедрить новые фишки: новые дизайны, арт-объекты, структурировать команды. Хотим исправить большую проблему — туалеты, вечно на них не хватает времени. Реализуем задуманное в следующем году.

Из организаторов, кто с самого начала, остался только Сергей Борода, остальные подключились в более поздние годы. Конечно, бывали года, когда уже уставали от Систо, но в последнее время у команды есть эмоциональный подъём, научились события делать успешными и не расстраиваться, если что-то не вышло. У нас многолетний опыт, всё частично проходит на автомате, но надо расти. В основе Систо лежит крепкая, прочная команда, нужно вводить новые механизмы, работать лучше и лучше. Когда надоест, остановимся. Пока еще не надоело.
Важно взаимодействие в команде. Мне особенно нравится подготовка к фестивалю и демонтаж после. Происходит невероятное сплочение людей. Мы живём в военной палатке, решаем экстренные вопросы. Я получаю свой кайф от этого.

Стараемся сделать так, чтобы иногда выключать рацию и наслаждаться своим детищем, иначе быстро надоест. Я люблю потанцевать, послушать живую сцену, побродить по фестивалю, но на всё не хватает времени, выдёргивают по тысяче вопросов. Счастливый организатор — тот, у кого есть время, когда ты всё делегировал. Нас иногда можно увидеть ничего не делающими. Тяжело вести задушевные беседы, мозг как у киборга работает, всё уходит на решение важных вопросов. Главное не переусердствовать и не уставать. Когда мне было 25 лет, я перенапрягался, брал на себя лишнее, нервничал из-за этого, сейчас же меня тяжело вывести из себя на фестивале.

Наработанные на фестивале качества помогают не сдаваться, завершать дела и учат осознанию, что, если ты сразу не решишь маленький вопрос, то это перерастёт в большую проблему. Диджей, который из года в год не получает вовремя свои «сидюки», просто потому что ты их снова забыл, не записал заранее его просьбу. Теперь я заранее прописываю их в райдер — и таких этих мелочей много. После каждого фестиваля всегда остаются недовольные, это клубок событий, судеб, жизней. Когда подводишь людей, это расстраивает и начинает тревожить. Большинство людей нас прощают не сразу, а как отойдут в городе в ванне, то подумают: «А вроде и не такие плохие организаторы».

В городе ничего больше не организуем, хоть и очень хочется с командой Systo работать почаще. Хотим выйти на крупные события, ждём своего шанса, когда нас пригласят на высокооплачиваемые подряды. Уровень Систо-команды запредельный: понимание многих вопросов, сплочённость, умение не спать, решать задачи разного уровня сложности. Вся команда занимается своими делами вне фестиваля, у нас есть мечта всем коллективом собраться вместе и работать так постоянно. Мы притирались не один год, почти десять лет вместе! Я работал на парочке городских событий — приглашали помогать, но там всё иначе и нет никакой магии, только сроки, контракты, дедлайны.
Лайфхак
Пожелания молодым организаторам
Всегда оставаться трезвыми. Организатор не имеет права ни быть пьяным, ни быть в состоянии изменённого сознания, иначе за ним последуют сподвижники. Много фестивалей летело и горело из-за того, что главные ведут себя неподобающе. Если ты организатор и затеял событие на тысячу, на две тысячи человек, ты должен быть трезвым. Тусить и отрываться приезжай на другие фестивали, благо их много, но для тебя твой ивент не работа даже — на эти три дня ты сам и есть фестиваль. Начнёшь ты пить — и сразу весь фестиваль напьется. Нужно безупречное планирование, не полагаться на авось, доверять людям, быть искренним, не обещать ничего лишнего, оценивать адекватно свои силы. Чувствуешь, что осилишь — зовёшь музыканта. Чувствуешь, что тяжело — тогда лучше отложить. Шишки все набивают, но всё приходит с опытом.

Мой совет: брать листочек, садиться на планёрку и все пункты брейнштормить: туалет, медпункт, воду. Любой фестиваль состоит из базовых функций: свет, вода, электричество, выписываем все эти пункты, оставляя поменьше пробелов. Нельзя оставлять на потом, любой забытый вопрос упирается в то, что по итогу ты тратишь больше денег, чем планировал. Забытый в аэропорту музыкант минус пять тысяч на такси. Эти расходы для молодых фестивалей тяжёлая ноша. Умеряй свои амбиции, если делаешь в первый раз. Я видел много ребят: проводятся пару лет, потом тухнут.

Также посоветую не быть круче чем Systo: мы не идеальны, не совершенны, надо делать что-то свое. За 18 лет было много альтернативных фестивалей, которые хотели делать круче Систо, но это совсем ни к чему. Не должно быть сравнений: делай то, что нравится тебе, для себя и своей аудитории.
Еще один участник SOJ - Ринат, называет себя волонтером. На фестивале Systo оказался случайно. В тот момент, когда это произошло, жил в Рощино – это недалеко от Санкт-Петербурга.
Это было накануне 9 мая, вечером, дома, слышу где-то шум, хороший такой ритмичный бас. Сначала решил, что на даче у кого-то вечеринка, но это повторилось и на вторую ночь, что показалось довольно странным. По поселку прошел слух, что где-то в лесу проходит опен-эйр, тогда мы с другом, Александром, поехали посмотреть, что же там происходит. Приехали, оставили машину на дороге. Чтобы вы понимали трагичность ситуации, я в джинсах, в тапках и в легкой куртке, прошел по лесу три с половиной километра, по размытой дороге, тогда еще шли дожди. Добрались до места: первое что увидели — танцпол, обошли громаднейшее озеро, и тут перед нами развернулся весь фестивальный город. Это было впечатляюще.

Пробыли мы там часа три, наверное. Начало темнеть, похолодало, чтобы добраться до дому напрямик нужно было переплыть озеро. Вдруг видим человека на катамаране, он предложил нас транспортировать на другой берег за пять соток, но за такую сумму мы решили, что и сами дойдем. И тут он нам задает банальный вопрос, есть ли у нас сигареты. На что мы ему протягиваем только начатую пачку «Мальборо». Озеро в итоге переплыли, правда педали крутили сами. Так прошло мое первое знакомство с фестивалем Systo.
Раньше в Петербурге были такие фестивали: рейвы, пиратские станции — это однодневная движуха, разовая — провели и забыли. Есть форматы фестивалей, которые проходят один — два дня в городе. Мы приезжаем на такие ивенты и разворачиваем свое кафе. Привезти VK Fest, ЛАВАШ 2.0 — это коммерческая составляющая.

Systo — некоммерческое движение, которое больше происходит «по фану». Есть удовольствие у людей покататься на снегоходе, поехать в отпуск, а у нас другое развлечение — мазохизм такой для своего мозга. Для меня это отпуск, скорее даже Новый год, который я праздную во второй раз в мае. Благодаря Systo, у меня происходит обнуление два раза в год. Этим фестиваль и уникален.

С фестивальным движением меня познакомил Артем Кулагин, которого, к сожалению, больше нет с нами в этом мире. На тот момент он преподавал в школе барменов Санкт-Петербурга, он же пригласил меня на фестиваль Kubana. 2011 год, мы поехали туда со своей кафешкой, она называлась «Типити». Ребята до этого ездили на Systo, команда до этого посетила много фестивалей. Kubana — мой первый фестиваль такого мирового формата: The Offspring, Sum 41, Korn — конкретнейший набор! Незабываемый опыт, когда выезжаешь на фестиваль на двух машинах и ставишь там свою кафешку. На самом фестивале утро было сумасшедшее, я брал утренние смены, слушал пост-рок и занимался своими делами. Тогда и начал размышлять о том, чего не хватает людям, предложил ребятам делать туры на фестиваль Кубана. С турами не сложилось, но на следующий год я стал организатором Kubana-вагон. Не успели еще до Москвы доехать, а нас хотели уже высадить с поезда. Так пришла идея возить людей, после этого Артем познакомил меня с командой Systo и я начал заниматься автобусами (трансфером). Лет пять отправлял людей из Санкт -Петербурга на фестиваль. Крутые были времена, единственное было обидно, что приезжал на фестиваль я самый последний.

Спустя время, когда поближе познакомился с SOJ, мы поехали на Systo со своей кафешкой, траком «Gorilla Gril». Довольно интересная история получилась. 2017 год, тогда еще движение траков только стало развиваться в Питере, нас было человек десять и мы вписывались в разные движухи, начиная от фестиваля красок, заканчивая тем, что стояли на дворцовой площади, продавая бургеры. Спустя время ребята попросили заняться организацией кафешек, так как я хорошо знал кухню изнутри. Я волонтер, отвечаю за фудкорт на фестивалях. Организовывал в Питере, в Краснодарском крае, в Крыму, ездили на Казантип, когда он был еще на Украине.

Устраиваясь на постоянную работу, я так и сказал: «Как хотите, а весной я делаю фестиваль; не будете меня отпускать — тогда «пока». Спасибо большое работодателю, он меня понял и всегда старался идти навстречу, потом я неоднократно помогал своей компании с организацией подобных мероприятий.
Интересно было бы увидеть Систо в будущем в масштабах, приблизительно, как Burning Man, куда приезжают люди чисто для вдохновения.
Burning Man — это тоже закрытое сообщество, туда очень сложно попасть: 70 000 человек желающих, билетов продается 10 000 и стоят они около
3,500 долларов (и это просто чтобы попасть на мероприятие, кроме этого нужно привезти с собой кучу стафа) — дорогое удовольствие.
На протяжении трех последних лет, после очередного фестиваля, думал: «Всё, камон, хватит, больше не надо, этот Systo был последним». Несколько месяцев до фестиваля переживаешь спокойно, идешь на какое-нибудь мероприятие, встречаешься с друзьями из комьюнити, приходишь потом домой и думаешь: «Кого я обманываю, конечно же да!» И ты снова возвращаешься в эту же сферу. Почему так происходит сложно обьяснить. Надо просто туда один раз попасть, чтобы стало понятно.

Развиться до уровня Systo непросто. Росту фестиваля способствует сарафанное радио, все делается для того, чтобы не превращать его в медийную историю. Это закрытое комьюнити и не каждый может попасть в него; здесь собирается определенный круг людей, которые делают праздник для себя; даже те, кто организует тут чайную или кафе, едут сюда, потому что им это нравится. Здесь можно быть собой, одеться как угодно душе и вести себя так, как хочешь, в пределах здравого разума, конечно же. На коммерческие мероприятия люди едут за другим: заработать денег или в целях рекламы.
Систо постепенно перенесли на более поздние даты, потому что было и такое, что выходишь из машины и лежит снег. Но даже так, с нынешними датами мы остаемся первыми, кто открывает сезон именно в таком формате.

В прошлом году, я высадился на поляну, прекрасная погода +15 градусов, бриз, прибой, строим live сцену, там где она была обычно. За день до фестиваля штормовое предупреждение, ёлки сворачиваются в узел, сумасшедший проливной дождь, который льет откуда только может. Пришлось за ночь готовую сцену переносить с берега в лес. Любые трудности преодолимы, главное, чтобы у тебя был сплоченный коллектив, чтобы все прислушивались друг к другу, а так все можно пережить.
Обстоятельства при организации мероприятий бывают разные. На Systo слаженная отработанная атмосфера в комьюнити, что таких ситуаций, из которых не найти выход, попросту нет. Отпусти и все произойдет само собой. Энергетики команды, волонтеров и участников, которые создают фестиваль, хватает, чтобы преодолеть все видимые и невидимые препятствия. Все придет само, если не найдется этот провод, то просто подожди, и через часа два найдется другой.
Помню, как в музее стрит-арта проходил двухдневный фестиваль криптовалюты, меня пригласили как организатор фудкорта. Фестиваль вот начнется. Я поднимаюсь на площадку, вижу передо мной стоит звук, пульт, но диджея за ним нет. Звоню коллеге и выясняется, что артиста забыли пригласить. Пришлось в десять утра срочно вызывать сонного друга с ноутом и вертушками. Он приехал в течение часа, через полтора уже встал за вертаки и начал играть. Любые трудности преодолимы. Главное, чтобы у тебя был сплоченный коллектив, чтобы все прислушивались друг к другу.

Люди приезжают на Systo по разным причинам: ради музыки, ради движения, ради друзей, йога-практик, у нас делаются под это специальные локации. Каждый танцпол — это свое узкое направление. В конечном итоге, люди собираются на фестивале для того, чтобы выразить себя и свои эмоции, зарядиться позитивом, делиться проектами, которые они хотят воплотить и в жизни.
Фестивальная жизнь интересная, но довольно сложная штука, надо быть совсем сумасшедшим, чтобы заниматься этим. На самом деле это больше похоже на хобби, у каждого оно свое — у нас оно такое Любим пощекотать себе нервишки, так сказать.
Фото взято из альбомов группы VK Solar Systo
авторы: Yaleeni, Дарья Чурилина, Тот Кот, Маргарита Ялини, Яна Вадимовна, Александра Григорьева, Дарья Выблова, Светлана Хаткевич, Анастасия Величко Арт журнал Oколо
Приобрести билет на фестиваль КÅСТРЫ 2021